Blog

• • •
скрыть меню
Просмотр полноразмерных изображений доступен только пользователям.

Ещё читают

  • Эта история - исповедь о моих первых отношениях.  Мне было 14, а он (назовём его, условно, Кирилл) был на год старше. В то лето мы вместе поехали в санаторий, жили в одной комнате и очень сблизились.    Однажды, зайдя в душ, я увидел поразившую меня картину: Кирилл стоял и дрочил в ду...
  • Сегодня со мной произошло нечто совершенно особенное. Я должен был ехать к одному арендатору квартиры в Восточный Берлин, в Лихтенберг. Там у нас дом на Эммануэльштрассе, в котором мы сдаём квартиры, и так как там вечно возникают какие-нибудь проблемы, разрешать их и вызывают нас квартиросъёмщики. В...
  • День первый   Как то лет 14 назад я поехал в Пятигорск, поселили меня в санатории в центре города. Лето, тепло, а точнее жарко, к вечеру совсем душно стало. Я принял душ, раскрыл окно и решил голышом поваляться телик посмотреть, бац - вырубают свет. Ни телека, ничего. Что делать? Скучно, поэ...
  • Фрагмент книги "Это я - Эдичка".   Следующий свет вспыхнул, когда я вошел на территорию какого-то огороженного участка на окраине Нью-Йорка, как бы для детей. Тёмные углы всегда тянули меня. Помню, и в Москве я любил ходить в заколоченные дома, которых все боялись и где как будто жили бандиты...
  • Парни привыкли жить под масками, скрываться, прятаться и всего бояться. Это хорошо можно увидеть на сайтах знакомств и в социальных сетях. По статистике больше половины не те, за кого себя выдают. Они все боятся открыто знакомится, мотивируя и оправдываясь тем, что мне нельзя светиться: работа или г...

Вот так бывает...

Почувствовав, как холодный воздух пробирает всё тело, я открыл глаза. Было чертовски холодно. Одеяло было полностью на полу, форточка открыта нараспашку, и финалом всей картины были насквозь мокрые трусы. Я был готов его убить! Речь идёт о моём родном брате. Он на пару лет меня старше, но умнее от этого явно не становился.

Всю свою жизнь мы с ним соперничаем по любому поводу. Будь то видео или настольные игры, приколы в слабо и всё, где только может быть соперничество и титул лучшего и худшего игрока. И ладно, если бы мы вели честную игру, так нет же, у нас появилось негласное правило довести своего соперника до "провала" любыми способами. К примеру, как этот.

Всё очень просто. Брат специально проснулся за 10 минут до будильника, прокрался в мою комнату, скинул одеяло и вылил стакан воды мне в трусы. Надеюсь, что это вода, иначе я, клянусь, убью его!

Это старый фокус. Примерно раз в месяц кто-то из нас просыпается с мокрыми трусами. Это не главное, главное то, какие предпринять действия после. И я оставлять это без внимания явно не хотел.

Вскочив с кровати и закрыв с хлопком форточку, я вышел в коридор и хотел было вломиться в комнату брата, как услышал, что в ванной комнате льётся вода. И, бьюсь об заклад, этот паршивец закрылся там умышленно, прячась от меня. Подёргав ручку, я стал дубасить ладонью по двери. Ответа не последовало. Тогда я выключил свет и стал ждать, когда он выйдет из ванной, чтобы как следует напинать его по его дурацкой заднице. И, как по часам, сначала затих шум воды, потом раздалось шуршание одевающихся тапок и, наконец, щелчок задвижки. Не дожидаясь приглашения, я с силой распахнул дверь и уже хотел с криком наброситься на брата, но в дверях оказался отец. Чёрт!

- Какого хрена ты так дубасишь по двери? - он стоял весь мокрый, обёрнутый одним лишь полотенцем и с вопросительно выпученными глазами. - Максим, ты что, описался?

Чёрт!

- Нет, па. Это всё Егор, - я кое-как прикрыл свой пах рукой - от воды белая ткань трусов выделила очертания моего пениса на потеху всем желающим. - Он вылил на меня стакан воды, пока я спал.

- Правда? - отец удивлённо чуть наклонился вперёд, как бы повнимательнее присматриваясь к трусам. - А мне показалось, пятно жёлтое.

- Пааа!

- Ну, ладно, ладно. Пойдём спросим Егора, что он об этом думает.

Отец прошёл к комнате моего брата, несильно постучал в дверь и тут же её открыл. Егор неподвижно лежал в своей постели с закрытыми глазами.

- Вот видишь, он ещё даже не проснулся.

И в этот момент зазвонил будильник. Егор потянулся к телефону, зевнул и только после этого обратил на нас внимание.

- Что происходит? Пааап?

- Ничего, сынок. Одевайся. Сейчас приготовлю завтрак.

Я хотел накинуться на этого "горе-актёра", но отец спокойно меня выволок в коридор, закрыв при этом дверь комнаты.

- Никаких драк. Не в мою смену. Иди переоденься и приходи завтракать.

- Но папа!

- Никаких "но", а иначе никаких карманных денег целый месяц.

- Да, сэр.

- Вот и хорошо.

Пришлось сдаться и отпустить ситуацию. Сказать по правде, если бы не отец, мы давно бы уже поубивали друг друга. Он единственный, кто мог хоть как-то держать нас в узде. Жили мы втроём, мама ушла от нас восемь лет назад, и с тех пор мы её больше не видели. Всё благополучие нашей семьи полностью зависело от отца, а так как мы с братом ещё были студентами, то подрывать его авторитет никто из нас не смел.

Я отправился в душ - на тот случай, если это всё же была не вода. Обычно я это делаю перед сном, но сейчас рисковать не стал.

Брат уже был на кухне и уминал яичницу с тостами, когда я присоединился к ним на кухне. Отец, как обычно, одной рукой держал газету, другой - чашку с кофе. При виде меня Егор расплылся в широкой улыбке, и когда я сел за стол, то получил от него удар по ноге. Пришлось пнуть его в ответ. Да с такой силой, что стол чуть не перевернулся.

- Парни, ведите себя нормально за столом.

- Да, отец.

Егор всегда знал, что и когда нужно отвечать отцу, чтобы не нарываться на нудные нравоучения и выглядеть в его глазах паинькой. Это ещё один пункт, за который я его ненавидел.

- Через 10 минут я еду на работу, если кому-то к первой паре, могу подбросить до метро.

Егор подорвался в ванную причёсывать свои волосы. Он вечно по полчаса с ними возится, укладывает их с пеной, сушит феном. Неженка, блин.

Я быстро собрал сумку, побросал туда тетрадки, ручку, надел чистую рубашку, нацепил кеды. В общем, собрался. Оставалось пара минут на какую-нибудь пакость. В этот момент Егор выходил из ванной, и мне ничего не оставалось, как с криком "Педик" двумя руками взъерошить его волосы. От злости его лицо покраснело, как помидор.

- Ты что, дурак? Я же просил тебя никогда так не делать.

- Я не специально!

Отец осуждающе посмотрел в мою сторону:

- Всё, я никого ждать не буду, если через минуту вы не будете сидеть в машине, я уезжаю без вас.

Всю дорогу до метро я еле сдерживал свою улыбку. Брат всё никак не мог уложить волосы, всё стояло дыбом, будто ураган пронёсся. И это лишний раз доказывало, что короткая стрижка - моё лучшее решение.

- Парни, я буду поздно, поэтому ужин на вас, - отец припарковался рядом с метро. - И я прошу вас, перестаньте ссориться. Я серьёзно. Вы братья, и должны любить друг друга, а не заниматься этой ерундой.

- Да, отец, мы постараемся, - Егор вышел из машины и, не дожидаясь меня, пошёл к метро.

- Целую, пап. Мне пора, - нет, я его не целовал, это такое выражение, когда я строю из себя примерного сына. - До вечера...

Домой я приехал позже своего брата. В момент, когда я открывал дверь, на кухне играл саундтрек из фильма "Mamma Mia". Меня всегда умилял его музыкальный вкус. Вот сам нарывается же! Правда.

Брат готовил ужин. Он любит готовить, чего про меня точно не скажешь. Из-за громко играющей музыки он даже не услышал, что я вернулся домой. Это был шанс.

Скинув кеды и бросив сумку в свою комнату, я пробрался в его комнату. Комп был включен, но, выйдя из ждущего режима, затребовал пароль. Его я, к сожалению, не знал. На столе лежала стопка тетрадок, какой-то учебник, телефон. Уже интереснее. Во входящих был только какой-то Марк. В сообщениях: Билайн, Мобильный банк, Отец, опять какой-то Марк. Что за Марк ещё?

В коридоре послышался шум. Я еле успел унеси ноги и выскочить в коридор, будто выходил из своей комнаты.

- Я не слышал, как ты пришёл.

- Я только зашёл, вот, бросил сумку в комнату, - я начал расстёгивать рубашку, демонстративно оголяя свой торс. - Что на ужин?

- Свиные отбивные.

- Отец не сказал, когда придёт?

- Он написал мне смс’ку, что заночует у коллеги. Так что ужинаем без него.

Весь остаток вечера мы провели в гостиной перед теликом, периодически отвлекаясь на мобильные устройства с выходом в интернет. Вечер был скучный, и я хотел было уже свалить к себе в комнату, как брат меня опередил:

- Я в ванную и спать.

- Окей.

Я взглянул на часы, время было одиннадцать. Это было подозрительно, ведь так рано обычно никто из нас не ложится.

Пока брат находился в ванной, я всю голову себе сломал, чтобы придумать что-нибудь оригинальное в качестве мести за утренние мокрые трусы. Я стоял в дверях его комнаты и хаотично оглядывал её, не зная, что бы такое сделать, как вдруг дверь в ванную с щелчком открылась и послышались шаркающие шаги мокрых шлёпок. Чёрт. Ничего не оставалось, как спрятаться в шкафу в его комнате и резко его напугать. Дверь шкафа была сделана из множества фанерных полосок, внешне напоминающих жалюзи, через которые всё проглядывалось. Я это знал, потому что когда-то мы часто прятались с ним здесь, играя в прятки с отцом. Это было наше любимое место. И вот я, девятнадцатилетний парень, спрятался в этот пыльный шкаф с одной лишь целью - напугать своего брата до чёртиков. Но всё пошло немного не так.

Брат зашёл в комнату весь мокрый, с большим полотенцем, обмотанным у себя на поясе. Всю одежду после душа он бросил в бачок для грязного белья, стоящий возле комода. Потом закрыл дверь на щеколду, снял с себя полотенце и стал им вытираться.

Всё это время он стоял ко мне спиной, и я мог видеть только его голый зад, особенно когда он нагнулся и вытирал свои ноги. Меня это немного смутило, но не более того. В конце концов, он мой брат и мне несколько раз доводилось видеть его в душе голым, хотя я особо не заострял на этом внимания.

Полностью обтерев себя полотенцем, Егор швырнул его на диван, повернулся к письменному столу и включил свой комп. По идее, это был лучший момент, чтобы произнести громкое "Бу", но в этот миг моему взору открылась передняя часть тела брата, и я немного замешкался. Его член был в полувозбуждённом состоянии, немного налившийся кровью и тяжело свисающий вместе с крупными яйцами, а все волоски вокруг были очень коротко подстрижены, придавая всей картине особую наготу.

Егор сел на стул перед компьютером. Моё укрытие было точно сбоку, и я мог видеть как монитор, так и всего брата. Скажу честно, я не был геем, и следить за братом для мня было скорее ново и интересно, чем возбуждающе. И всё же останавливать этот процесс пока ещё не хотелось.

Брат явно начал лазить по порносайтам, так как его глаза немного оживились, а член (брат находился в сидячем положении) сделал резкое подёргивающееся движение вверх. Член брата стал расти и расти, и в момент полного возбуждения Егор аккуратно погрузил его в свою руку и нежно оттянул кожицу вниз, оголяя головку. И в этот момент из колонок раздались еле слышные стоны.

Возможно, я тут немного засиделся и обнаружить себя стоит до того, как мой брат кончит себе в кулак. Но, чёрт! Стоны были мужские! И только мужские! Это было ненормально, и, чтобы точно увидеть, что там происходит, мне нужно было немного сдвинуться вбок. У меня это получилось, но я задел какую-то коробку в шкафу, и она издала противный скрежет.

Брат резко повернул голову в мою сторону и, тут же вскочив со стула, открыл дверцу.

- Какого чёрта ты тут делаешь!

- Прости, просто... я... не хотел за тобой подглядывать.

- Ты сраный урод! - брат так сильно орал, что я немного занервничал.

Егор быстро метнулся к системному блоку своего "порно-девайса" и нажал на большую кнопку. Экран погас. Лицо брата было таким красным, что я думал, что он мне сейчас врежет.

- Прости. Правда!

Брат стоял как вкопанный и смотрел на меня в упор. Я, выждав немного времени, всё же спросил:

- Ты что, смотришь гей-порно?

Егор замешкался с ответом. Дал слабину. Я же не мог это так бросить и просто уйти.

- Чёрт, да ты гей! - мои слова сопровождались лёгким смешком, который стал последней каплей.

Я ожидал чего угодно в этот момент: ответа "да" или "нет", удара по моему наглому лицу, он мог спокойно всё замять и выдать это за "обычный интерес". Но вместо этого он зарыдал. И ладно там, если просто пустил слезу, хотя я ни разу не видел его плачущим. Нет. Он зарыдал во весь голос. Сел на свою кровать и начал рыдать.

Блииин! В эту минуту я чувствовал себя полным козлом.

Постояв так какое-то время, я подошёл к брату и сел рядом. У него была истерика.

- Прости меня, пожалуйста. Я не хотел.

В ответ были слышны только всхлипывающие звуки.

- Прости, - я осторожно обнял своего брата, положив голову ему на плечо. - Я не хотел причинять тебе боль. Ты же меня знаешь.

- Знаю, - брата всего трясло, и от этого мне становилось ещё паршивее.

- Я тебя люблю и всегда буду любить. Не плачь.

- Даже если твой брат окажется геем?

- Даже если мой брат окажется геем.

Егор зашмыгал носом, пытаясь успокоиться. Возле кровати стояла коробка с салфетками, и я, дотянувшись до неё, положил их ему на колени.

- Видишь, иногда и парни используют салфетки по прямому назначению.

Брат издал протяжное и немного сопливое "ха-ха-ха".

Приведя себя в порядок, Егор встал с дивана, достал из комода трусы и быстро их натянул, пряча свой уже упавший член. Я тоже решил встать с кровати и пойти к себе в комнату, но брат меня остановил.

- Ты прав... я гей, - брат опустил глаза, и из них опять потекли слёзы.

- Ну, хорошо. Это немного неожиданно для меня, - я замешкался, подбирая правильные слова, но на ум ничего не шло.

- А что ты ожидал? Что твой брат будет идеальным во всём? - в его голосе опять появились нотки истерики. - Я не хотел им становиться, понимаешь. Не хотел! Я это не выбирал!

- Егор, Егор, успокойся. Всё хорошо, - я подошёл вплотную к брату и очень сильно его обнял. - Слышишь. Не плачь. А то я тоже заплачу.

- Я не хотел... - еле слышно произнёс Егор. - Прости...

Брат тоже меня обнял. Его опять всего трясло, и я не знал, чем ему помочь. Это было так ужасно - стоять рядом и не иметь возможности что-либо исправить. Оставалось лишь крепко сжать его в объятиях, пока он не успокоится.

- Егор, ты мой брат, и, несмотря ни на что, я буду тебя любить.

- Я знаю.

- Тогда не плачь, пожалуйста. Ты всего лишь гей, а не плаксивая девочка.

- И что? Геи более чувствительные и эмоциональные.

- Что-то до сегодняшнего дня ты не был таким чувствительным!

- До этого меня ещё не палили за гей-порно.

- Всё, я понял. Можешь больше меня не обнимать.

- Что, боишься стать голубым от обнимашек?

- Очень смешно! Нет, просто пойду заварю нам крепкий чай.

- Лучше принеси пиво, мне это нужнее.

- Пиво так пиво. И если уж на то пошло, то я никогда тебя не считал идеальным, вообще-то я во всём тебя лучше. Ты что, забыл?

- Вот ещё! - Егор выдавил из себя лёгкую улыбку и сел на кровать.

В холодильнике и правда было пиво. Четыре бутылки. Видимо, запасы отца. Мы никогда ещё не пили пиво дома, и, видимо, утром кому-то из нас придётся пойти в магазин, чтобы замести следы.

Егор так и сидел на своей кровати в одних трусах. Его глаза были красными от слёз, но в остальном он выглядел успокоившимся. Я протянул ему открытую бутылку и сел рядом, делая глоток из своей.

- Знаешь, помню, когда мы были маленькими, я играл на нашей площадке перед домом, и ко мне подошёл какой-то парень, который всех задирал. Он был старше меня и крупнее, он хотел взять у меня машинку поиграть, но я не хотел её отдавать, и он меня толкнул. Было не больно, я просто потерял равновесие и приземлился на задницу. И тут, откуда ни возьмись, ты налетаешь на этого парня и начинаешь его дубасить по лицу. Он так кричал. По-моему, даже маму звал. Помнишь? После этого я всем рассказывал, что ты мой брат.

- Я видел из окна, что он к тебе пристаёт. Не мог же я остаться в стороне.

- Ещё как мог.

- Знаешь, - Егор сделал большой глоток и, не поднимая глаз от бутылки, продолжил, - мне стало легче, что ты теперь в курсе. Я не знал, как ты к этому отнесёшься.

- Мне стоило бы об этом задуматься, когда ты стал укладывать волосы феном.

Брат тихонько толкнул меня плечом.

Напряжение этого вечера понемногу стало спадать. После первой бутылки пива я принёс нам ещё по одной. Мы просто сидели на кровати, пили пиво и разговаривали.

- Егор, можно нескромный вопрос?

- Чего уж там, спрашивай.

- У тебя уже было с кем-нибудь? Ну, в смысле с парнем?

- Нет, не было.

- Тогда с чего ты взял, что ты гей?

- Помнишь, в выпускном классе я дружил с одним парнем из футбольной команды. Я тогда терпеть не мог футбол, но ходил на все его школьные матчи. Так вот мы с ним целовались.

- Правда?

- Да, мы немного выпили на одной вечеринке, и, когда пошли по домам, я не выдержал и поцеловал его в губы. Тогда я понял, что он мне очень нравится. Не так, как просто друг, а именно по-настоящему нравится. Но, к моему сожалению, с этого момента он начал меня избегать, и я понял, что потерял его навсегда. А ведь когда целовались, он не был против.

- Почему ты мне не рассказал об этом? Я же твой брат.

- А что мне нужно было рассказать? Что твой брат мечтал пойти на выпускной с другим парнем? Не лучшая тема для разговора. После ухода матери, кроме вас с отцом, у меня никого не было, и я не хотел ничего портить.

- Ну и зря. Мы бы тебя поддержали.

- Только отцу не говори. Я не готов к этому.

- Как пожелаешь, но рано или поздно тебе всё равно придётся выйти из шкафа.

- Я знаю, но только не сейчас. Хотя бы закончу универ и найду работу.

- Брат, прости меня за то, что я обзывал тебя "педиком". Я не со зла. Теперь я понимаю, что это слово тебя задевало больнее других.

- Да ничего.

- И прости за тот случай с трусами.

- Какими ещё трусами?

- Помнишь, ты пошёл в душ, побросал, как обычно, всю одежду на пол. Так вот, я подменил твои трусы на точно такие же, но на два размера меньше, и весь остаток дня ты проходил, будто твои яйца сжимают тисками. Ты долго не мог понять, почему они так сели.

- Вот чёрт, а я и правда поверил в то, что они сели. Но откуда ты их взял?

- Я полдня провёл в торговом центре в поисках точно таких же. Но это того стоило.

Егор улыбнулся и, допив пиво, поставил бутылку на пол.

- Тогда и мне стоит признаться. Это я сегодня утром вылил на тебя стакан воды.

- Я знаю. Отец бы не стал этим заниматься.

- Только это не всё

- В смысле? - я удивлённо посмотрел на брата. - Надеюсь, ты не дрочил перед моим лицом?

- Не совсем.

- Что значит не совсем?

- Понимаешь, когда я стянул с тебя одеяло, чтобы осуществить свой план... - Егор опять немного замешкался, но всё-таки продолжил, - то заметил у тебя в трусах... как твой член... ты лежал на спине, и твой член стоял по стойке смирно, оттопырив твои трусы. И он был таким большим, что я просто не мог отвести от него взгляд.

- Надеюсь, ты его не трогал?

- Потрогал.

- Чувак, нельзя трогать спящего брата за член! Это против правил!

- Прости. Я не нарочно.

- Ну, да. Как же! Надеюсь, это был единичный случай?

- Если честно, то нет, - несмотря на то, что я всему этому был не рад, брат умудрился усмехнуться и невинными глазами посмотреть на меня, будто это происходит везде и с каждым. - Помнишь, мы ездили к родственникам на свадьбу? Нас тогда ещё положили спать на полу под одним одеялом. Так вот, когда ты уснул, я впервые потрогал твой член.

- Ты меня убиваешь! - я принял серьёзный вид и осуждающе посмотрел на брата. - Шутишь? Ты сейчас возбудился?

Брат локтем прикрывал свой стоячий член. Всё это время он был в одних лишь трусах, и, видимо, все эти откровения на него действовали по-особому.

- Прости. К твоему сведению, я собирался подрочить, но ты мне всё обломал со своим шкафом. Какого чёрта ты вообще туда полез? И почему не вылез из него сразу, как я пришёл в комнату?

- Не знаю. Не каждый день видишь дрочащего брата.

- Очень смешно. Будто сам не дрочишь!

- Дрочу, но никогда не видел, как ты это делаешь.

- Можем сейчас вместе подрочить. После литра пива я на всё готов.

Сказать по правде, мысль о том, что он трогал мой член, пока я спал, меня немного завела. Да и я сам не кончал со вчерашнего вечера, поэтому, немного поломавшись, согласился.

Егор в считанные секунды оттянул резинку трусов и достал свой член. Он был так сильно возбуждён, что вся головка была мокрой от смазки, и, размазав её по ладони, брат стал проталкивать свой член себе в кулак. Обычно я держу член в ладони, оттопырив большой палец вверх, а брат обхватывает член полностью.

- Ты так и будешь смотреть? Или присоединишься?

Расстегнув молнию на джинсах, я достал свой член, который к тому моменту уже вовсю стоял. Я не стал расстёгивать пуговицу, а достал его прямо так, вместе с яйцами. В этом есть особый кайф, когда член туго обхватывает в кольцо джинсовая ткань. При виде моего дружка Егор немного оживился и стал энергичнее трахать свою руку.

Это было странно. Заниматься онанизмом вместе с собственным братом. Но чем сильнее я ласкал свой член, тем больше мне было "плевать".

Егор сидел так близко ко мне, что я чувствовал дрожание его коленок. Парень дрочил свой член, не отводя глаз от моего, при этом покусывал свою губу и резко выдыхал воздух, как будто ему было тяжело дышать.

Ускорив движение своей руки, я попытался представить полную противоположность мужского тела, какую-нибудь девушку, на которую я фантазировал в прошлый раз, но ничего не выходило. Трудно сконцентрироваться на чём-то другом, когда в ноздри бьёт запах членов и смазки. И, чтобы хоть как-то это исправить, я решил лечь на спину, не подумав о том, что мои действия могут как-то неправильно понять.

Не успел я толком сообразить, что происходит, как головку моего члена обхватило что-то тёплое и влажное. Испугавшись, я убрал руку и, открыв глаза, посмотрел вниз. Егор склонился над моим членом и очень осторожно вбирал его в рот, сантиметр за сантиметром, пока не коснулся губами моих яиц. От увиденного я потерял дар речи. Брат остановился и, не вынимая мой член изо рта, стал блуждать по нему языком. Свой член он уже не трогал. Одной рукой он облокотился на диван, а вторую положил на мои набухшие яйца. От неожиданности я опять дёрнулся и сделал протяжный выдох, который послужил сигналом для решительных действий со стороны Егора.

Брат стал нежно мне отсасывать, издавая при этом характерные причмокивающие звуки. Мне ещё никто никогда не делал миньет, и то, что делал мой брат, было потрясающе. Каждое движение его головы, каждое шершавое прикосновение его языка, каждое сжимание и пощипывание его руки дарило мне незабываемые ощущения. Мой член и яйца заполнялись сладкой истомой, и я не мог и не хотел это останавливать. И в какой-то момент я выстрелил свои чувства прямо в горло своему брату. Егор немного дёрнулся, но член вынимать не стал. Его руки сильнее стали сжимать мои яйца, и каждый выброс моего семени сопровождался лёгкой формой блаженства и боли.

Брат проглотил всё до последней капли и ещё долго не хотел отпускать мой член, вылизывая каждый его миллиметр.

Я, обессиленный, смотрел на эту картину и не мог поверить в то, что парень может сделать так приятно другому парню...

Про такое в книгах не напишут.